Автор и исполнитель Валерий Бессарабский о том, как были написаны его самые известные десантные песни

Фото к статье Валерий Бессарабский песни

Всем привет. Для тех, кто попал на мой сайт впервые, представлюсь. Меня знают под псевдонимом Валерий Бессарабский. Родился 9 сентября 1968 года в городе Болграде Одесской области. В 1989 году с отличием окончил Одесское культурно-просветительное училище.

Служил в Советской Армии в частях специального назначения в Печорах, а затем в Уссурийске. Работал музыкальным руководителем, грузчиком, строителем, слесарем, охранником, был старшиной роты аэромобильной бригады.

Стихи и песни пишу с 1983 года, участник и лауреат многих конкурсов авторской песни. Автор около 400 стихов и песен. Самая известная из них – текст песни «Он уходил» в исполнении Виктора Петлюры. Издал пять альбомов, своих и друзей. В этой статье я расскажу, как был написан цикл моих известных десантных песен, и представлю их вашему вниманию.

Детство и юность Валерия Бессарабского

В детстве нам мечталось о разном. Мы выросли не на улицах, а в оврагах на окраинах города. Там у нас был свой мир, свое футбольное поле, рыли землянки, это были наши горы. Мечтал стать известным футболистом, играть за киевское «Динамо». Занимался футболом в ДЮСШ, но недолго. Гитара победила все!

В пятом классе музыкальной школы мой преподаватель баяна имела неосторожность показать мне первые три аккорда на гитаре. В то время были популярны Дин Рид и Михаил Боярский. У меня были их фотографии – оба с неизменными гитарами. К тому времени я уже видел последний концерт Высоцкого на телевидении. Даже тот с большими купюрами концерт – это был взрыв бомбы! То, что я увидел и услышал, было совсем не похоже на звучавшее по радио и ТВ. Это было честно!

Даже тогда, в пятнадцать лет, я чувствовал фальшь происходящего вокруг. Наверное, благодаря всему этому и появились первые песни, во многом подражательные Высоцкому – о горах, которых я никогда не видел, о море, на котором был один раз и др.

Потом я стал играть в ВИА, так это тогда называлось, при городском ДК. Я даже пел свои песни со сцены. Первая серьезная песня, которую пою до сих пор «Ветераны». Записана она не была, поэтому ниже привожу ее текст:

«Ветераны» Валерий Бессарабский

С годами их все меньше, седых мужчин и женщин,
Доживших до Победы и раненых в боях…
Ряды их поредели, виски их поседели,
И раны, что болели, по-прежнему болят.

Они друзей теряли, они нас защищали,
Свободу отстояли и победили зло.
И все-таки так рано уходят ветераны…
Мы тоже виноваты, что столько их ушло.

Они в беде бывали, они в огне горели,
И злые вражьи пули в пути их стерегли,
Они все пережили и рано постарели,
И белые метели виски их замели.

С годами их все меньше, седых мужчин и женщин,
Придет такое время, что все они уйдут.
Но знайте, дорогие, что помнит вас Россия,
И люди молодые Вам славы гимн поют.

Май 1985 года

© Copyright: Валерий Бессарабский, 2009
Свидетельство о публикации №109011602957 

Правил у нас особых не было. Однако некоторые песни запрещали петь. Помню, как запретили «Я ухожу, сказал мальчишка ей сквозь грусть» ‒ сказали, что песня «самопальная». Запретили петь «Девчонку-практикантку», как дворовую. Запретили «Запущенный сад» Макаревича, усмотрев в ней крамолу.

Мы никогда не славили партию или Ленина. Пели песни «Машины времени», «Динамика», «Карнавала», «Круиза», пели мои первые песни. Так было до моего поступления в культпросветучилище.

Мы играли при городском ДК. Руководил нами директор, поэтому тарификаций никаких не проводилось. Это был школьный ансамбль. Выступали в основном на праздниках или на школьных балах. Хорошо помню выступление на аэродроме перед летчиками, обеспечивающими прыжки 98-й Свирской воздушно-десантной дивизии, которая была дислоцирована в Болграде.

Нас тогда кормили в офицерской столовой. «Патриотику» мы пели, но не про партию и комсомол, а хорошие песни – «Прости, земля» группы «Земляне», из репертуара Вахтанга Кикабидзе «Родимая земля» и др.

Фото Валерий Бессарабский в Рудне

Валерий Бессарабский в Советской Армии

Во многом мои взгляды на жизнь сформировали отец и директор Дома культуры, который стал мне моим вторым отцом. По его совету я поступил в одесский культпросвет. Началась новая жизнь, появились новые песни. Год отучился, и пришла повестка – явиться в райвоенкомат.

Призывали, естественно, из Одессы. Началось все с того, что я проспал областную комиссию, не буду рассказывать, почему. Мне, и еще троим одесситам, военком пообещал «веселую службу». Так оно потом и вышло.

На отправке нас встретил здоровенный дядька в десантной форме (как потом оказалось, начальник столовой), посадил на поезд Одесса – Ленинград, настрелял по ушам тем, кто «употреблял» ночью. На вопрос «Куда едем?» отвечал: «В монастырь». Самое интересное, что не соврал! В Псковских Печорах, куда он нас привез, действительно стоит мужской монастырь! И начались суровые армейские будни!

Фото штаба в Печорской учебке

Учебный полк спецназа ГРУ в Печорах Псковской области

Места были интересные. Стрельбище стояло на территории Эстонии. Мы туда бегали на стрельбы. Не знаю, сколько это километров, но далековато.… Помню, сразу за учебкой был крутой спуск, а дальше – Эстония. Сейчас там кордоны, государственная граница, визы, досмотр и все такое. Да и учебки уже нет.

Гитару мне дали в руки где-то на третий месяц службы. Потом до конца учебки я ее, образно говоря, из рук уже не выпускал. Днем гоняли вместе со всеми, а по ночам я давал концерты сержантам. Утром – на зарядку.

Своих десантных у меня было три всего в то время, я их написал в учебке. Пел песни из доармейского репертуара – Гулько, Шуфутинского, Могилевского. Особенно сержантскому составу нравился белогвардейский репертуар. Сержанты представляли себя белыми офицерами.

Мне всегда было интересно, почему людям нравились такие песни как поручик Голицын? Ведь именно ее, а не песни о красных героях, пели за столом. Мне очень нравилась песня из «Неуловимых мстителей» «Русское поле» в исполнении белого офицера, которого играет Ивашов.

В белогвардейских песнях сквозит правда и боль за поруганную Россию. Слово Россия тогда для нас было синонимом слова Родина. Это сейчас мы за границей. А я служил в России и считал, и до сих пор считаю, что служил Родине. Как нам могли нравиться песни типа – «А вместо сердца – пламенный мотор»? Каким маразматиком надо быть, чтобы придумать такое!

Кстати, песня «Русское поле» Френкеля – это стилизация под белогвардейский романс. Почему в фильме поет ее белый офицер, а не какой-нибудь комиссар? Наверное, потому что комиссарам было по барабану все русское. В Печорской учебке мной были написаны три песни – «Письмо любимой», «Поздравление» и «Песня о первом прыжке».

«Песня о первом прыжке» написана сразу после первого прыжка. Я почему-то знал, что напишу ее. Захотелось передать ощущения. Армейские песни вообще писались интересно - они крутились в голове, а когда выпадала свободная минута – переносились на бумагу. Первые строчки песни «Мчат по шоссе ЗИЛы на Псков» родились перед прыжком. Я представил, как это будет. А сама песня – после. Свой первый прыжок помню смутно. Помню, что потерял кольцо от неожиданности происходящего. После этого прыгал только на приборе.

Раньше, выступая с концертами под псевдонимом Валерий Бессарабский, я перед песней немного рассказывал слушателям, как она родилась, где, когда, при каких обстоятельствах. После небольшого экскурса в историю создания песни, она лучше воспринимается.

Я не знаю, почему нас вели в Псков на ЗИЛах, или Уралах, я до сих пор их не различаю. Не знаю, какое расстояние от Печор до Пскова. Конечно, в песне «Мужская доля» чувствуется влияние «Вершины» Высоцкого, и композиции «Мы выходим на рассвете» группы «Каскад».

Я эти песни слушал, и они мне очень нравятся до сих пор. На творчество каждого автора что-то оказывает влияние. Главное тут не подражать, а передавать свои чувства. Потому что, как говорят, зависть – это невежество, а подражание – самоубийство. Не могу слушать песни Джигурды – зачем нам два Высоцких? Причем копия намного хуже оригинала, как на плохом ксероксе.

Фото укладки парашютов в 14-й бригаде спецназа ГРУ

В 14-й бригаде спецназа ГРУ

Учебка окончилась, мы встретили маленький дембель! Мучал вопрос – а как нас встретят в войсках?

В войсках нас встретили со словами «полгода вы ни черта не делали, сейчас мы покажем настоящую службу». И таки показали. Сейчас считаю, что все, через что прошел, это было надо. Так закаляется сталь!

Гитара мне попала в руки в первый же день. Замок спросил, чем занимался на гражданке, я и рассказал. Нашли гитару без первой струны. Из телефонного провода смастерили струну. Так состоялся мой первый концерт в каптерке взвода связи второго батальона 14-й отдельной бригады специального назначения ГРУ!

Гитара в те времена была на вес золота. Хоть и отбирали при шмонах ее у нас периодически, но на месте старой гитары появлялась новая. Откуда они только брались?! Спецназ находил выход из любого положения.

Появлялись новые песни. Когда лежал в госпитале, старлей Валера Прохоренков принес кассету, записанную в Афганистане. Я переписал и выучил почти все песни, что на ней были. В репертуар добавились новые песни Гулько, Шуфутинского, Токарева, Розенбаума. Тогда впервые услышал «Каскад», Юрия Слатова (я теперь с ним заочно знаком). Благодаря Юрию Алексеевичу моя песня «Синее небо» звучала в эфире радио Шансон. Репертуар расширялся.

Я выступал со своими песнями в клубе на праздниках, в Уссурийском пединституте (они были нашими шефами). После дембеля я в общаге «педина» прожил около недели, как «брат» одной симпатичной студентки.

Я пел по праздникам в клубе бригады, а в будни замкомвзвода приводил друзей похвастаться, что в его взводе служит десантный бард. Правда, поблажек мне ни в чем не делал. За что ему очень благодарен. Не могу его пока найти, видимо он Интернет еще не освоил.

Песни Валерия Бессарабского в Интернете

Песни Валерия Бессарабского появились в сети в 1999 году после Грушинского фестиваля. В Самаре тогда был записан альбом «Тридцатая осень», но десантный цикл в него не вошел. Я, как мне написал когда-то Миша Хесин, администратор сайта «Музыкальный огонек», известен в России только коллекционерам. Сейчас ситуация изменилась.

Я никогда не думаю о новых песнях. Если песня должна случиться, а у меня они именно случаются, а не пишутся, она обязательно случится. Мои песни – это итог моих переживаний, итог какого-то события, которое произвело на меня большое впечатление. Песня приходит из подсознания, стихи буквально выплескиваются на бумагу, а 15 минут, чтобы все записать, всегда найти можно. Потом, со временем, текст шлифуется...

Свои армейские песни писал в нарядах. Стоишь дневальным по роте и слагаешь текст в голове. Потом «отгребаешь» по полной за то, что не ту команду подал. На учениях в лесу, на охране, когда назначали "костровым", вот тогда и писались эти песни. Гоняли, конечно, будь здоров, тогда ничего в голову не лезло, но потом все равно находилось время и песню написать, и музыку на гитаре подобрать...

Прошел год службы. Что изменилось? Стало немного легче. Мы уже стали «фазанами». А «фазан» – птица глупая, не пнешь, не полетит. Появилось чуть больше времени. Тогда и была написана песня «Радисты спецназ».

Недавно нашел в интернете своего «молодого». Он до сих пор помнит мои песни, в частности «Посвящение недождавшимся» и «Отец». Хотя уже прошло больше тридцати лет!

Офицеры часто приглашали петь в свою канцелярию. Особенно им нравилась песня «Придет июль...», Хотя, как я сейчас понимаю, она была в чем-то даже оскорбительной для них. Эта песня – взгляд солдата на офицера. Я сейчас ее не пою со сцены, слишком уж она, как бы сказать мягче, неоднозначная... Записи нет тоже, остался только текст.

Валерий Бессарабский «Курсантам военных училищ»

Придет июль. Получишь ты диплом

И две звезды в погон воткнешь устало,

И станешь ты тогда, дружок, «козлом»

И, несомненно, станешь ты «шакалом».

Тебе в войсках доверят целый взвод,

И скажет ротный: «Разделяй и властвуй».

И «фазаном» застроенный народ

Ответит хором: «Шакалюга, здравствуй!»

Ты лишь начнешь вершить свой ратный труд,

Как будешь тр@хнут ни за что комбатом.

Тебя, дружок, сомненья разберут

И ты обиду сгонишь на солдатах.

А что солдат? Он в обращенье прост,

Он стерпит все, он в дембель верит свято.

Седой полковник, в блеске твоих звезд

Я вижу боль и горечь дней солдата

А помнишь, ты когда-то молод был?

Вопрос "кем быть" лежал тяжелым грузом.

Ты про войну читать тогда любил,

Смотрел «Служу Советскому Союзу».

Когда ж, дружок, ты на излете сил

Уйдешь в отставку, не узнав успеха,

Так для чего ты двадцать лет служил? -

Спроси себя и станет не до смеха.

© Валерий Бессарабский, зима 1988 года

Я не стесняюсь своих старых песен. Эта композиция выросла из разговоров между сослуживцами. Должны же некоторые офицеры знать, что на самом деле думают о них солдаты. Правды ведь никто не скажет, «опасаясь пагубных последствий».

Фото Валерий Бессарабский на концерте

Александр Гусаченко – Валерию Бессарабскому (экспромт в честь Дня рождения)

«…Песня в жизни нам значила много.

Она стала души провиантом.

Мы всегда ее брали в дорогу,

Уходя ввысь воздушным Десантом».

Родной всей Десантуре –

По песне залихватской,

Ты наш всегда, в натуре,

Валерий Бессарабский.

Пусть твои песни льются

Из города Болграда

И в душах остаются,

Что больше барду надо…

Пусть твоя песня радует

Безбрежностью таланта,

Как главная награда

Братишкам из Десанта.

Пусть песнь летит по кругу,

Чтя мужества истоки,

От озера Ялпуга

И до Владивостока.

А мы, в честь Дня рожденья,

Поздравим менестреля:

Удачи, вдохновенья,

Крутого в песне хмеля.

08.09.2009 г.

Альбомы Валерия Бессарабского можно скачать здесь или здесь.

Вот, собственно, и все что я хотел сегодня рассказать. Подписывайтесь на мой канал в Ютубе. Задавайте вопросы в комментариях. Добавляйтесь в друзья в социальных сетях. Удачи и здоровья! Ваш Валерий Бессарабский.

 

Нет комментариев

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение